Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
14:07 

Hot Fest 2J-110

Cold Fest
Фест с изморозью
Original. 32-летняя продавщица останавливает от самоубийства маленького мальчика. Вскоре после небольшого знакомства впасть в безумие и попытаться его убить. "Ему идет смерть..."

@темы: real life

URL
Комментарии
2012-10-24 в 03:14 

В 32 года Алла выглядела моложе своих лет. Дети одной из подруг - Сеня и Коля - уже называли её тётей, а молодые люди со стильными причёсками, в модных джинсах и ярких рубашках продолжали обращаться к ней "девушка", когда пытались завязать знакомство.
Алла работа в кондитерском магазине и, пожалуй, была единственной из всего женского коллектива, кому однозначно шла рабочая форма: узкий розовый халатик подчёркивал стройную фигуру, а белая пилотка в золотистых кудрявых волосах смотрелась мило и по-детски весело, а не пошло и смешно, как у других. Например, толстая до расплывчатости Вера Николаевна - женщина со стажем работы и стажем жизни на земле - едва могла влезть в свой халат, а когда это у неё получалось, больше походила на помятый зефир или желе. Выражение её лица было соответствующим. А яркая красная помада на толстых губах окончательно отпугивала покупателей. При этом ни один из них не догадывался, какая добрая душа скрывается внутри этого толстого тела.
- Вы очень хорошая женщина, Вера Николаевна, - как-то сказала Алла - просто так, без какой-то особой причины, - когда они вместе пили чай в обеденный перерыв.
Алла не притворствовала и ни капли не лукавила. За глаза она смеялась над внешностью женщины и её унизительным упорством в борьбе за место продавца в магазине сладостей, но и над другими девушками она тоже смеялась. У них не было таких красивых кудряшек и прекрасных голубых глаз, не было столько внимания со стороны посетителей, премий и поблажек от начальства - окольцованных, зажатых под каблуком мужчин. Статус роскошной женщины позволял Алле насмехаться над подругами. Но Вера Николаевна для неё была действительно «хорошей». Отчасти по той причине - то есть исключительно потому - что шесть месяцев назад они вместе закапывали труп бывшего мужа Аллы во дворе его любовницы.
- Понимаю твои чувства, моя девочка, - призналась Вера Николаевна, вонзая лопату в мягкую землю развороченной и размытой по весне клумбы. - Мой уродец всё ещё жив, а мне попросту не хватает решимости, чтобы с ним расправиться. Это у вас, молодых, достаточно смелости совершать такие отчаянные поступки...
- Спасибо, Вера Николаевна, - лишний раз поблагодарила Алла и широко улыбнулась. Она тяжело дышала, орудуя лопатой, так что в основном молчала.
- Да не за что! Знаешь, я так люблю книги Донцовой! Кто бы мог подумать, что однажды я стану персонажем одной из таких историй. Тем более отрицательным.
Вера Николавна мягко засмеялась. Тогда Алла подумала, что она не вполне осознаёт всю серьёзность ситуации. В конце концов, она была просто немного подспятившей старушкой, помешанной на детективах и мечтавшей о чём-то повеселее работы в магазине, мужа-алкоголика и посещения литературного клуба раз в неделю по субботам. Однако ночные кошмары стали посещать её уже в следующее воскресенье.
- Вы замечательная женщина, - снова и снова повторяла Алла, на какое-то время заставляя чувство вины Веры Николаевны притупиться. - Всё будет хорошо.
При этом она широко улыбалась, пожалуй, самой жизнеутверждающей улыбкой на свете, так что Вера Николаевна быстро приводила в норму свои эмоции.
Об эмоциональной стабильности Аллы за все шесть месяцев речь ни разу не заходила. Она была всё так же приветлива с покупателями и, улыбаясь одним подружкам из магазина, обсуждала их кривые ноги и отсутствие успехов в сексуальной жизни с другими. Между тем всегда была особенно мила с детьми: те обожали сладости и любили Аллу больше, чем своих родных мамочек.
- Подними, - добродушно улыбнулась она, когда однажды поймала на воровстве одного из своих маленьких посетителей.
Мальчику было 11 или 12 лет. Он подошёл к кассе с маленькой шоколадкой в руках, и, когда полез за деньгами в карман своей куртки, оттуда с шелестом вывалилась пачка вишнёвой пастилы. Она рухнула на пол, и мальчик застыл, глядя себе под ноги. Его лицо спряталось за чёрным капюшоном.
- Ну, подними, - мягко повторила Алла, заглядывая мальчику в глаза.
Ближе к вечеру пятницы в магазине почти не было посетителей, но она всё равно говорила не очень громко.
Мальчик наклонился и поднял обронённую сладость, после чего протянул её Алле. Его удивительно синие глаза, вдруг напомнившие глаза её бывшего мужа, смотрели виновато. Рука подрагивала. Мальчик явно хотел извиниться, но от волнения и стыда не мог произнести и слова.
- Это не моё. - Алла пожала плечами. - Оно выпало из твоего кармана.
Глаза мальчика в тот момент стали ещё шире. Он неуверенно убрал руку и только спустя минуту спрятал пастилу в карман.
- Спасибо, - сказал он, расплачиваясь за шоколадку. Он слегка приподнял подбородок, и жёсткий свет ламп упал на его лицо. Теперь Алла видела, что правое веко мальчика немного распухло, участок кожи под глазом приобрёл фиолетовый оттенок, а губы были искусаны до крови. Они растянулись в смущённой улыбке, показывая желтоватые зубы, и эти трещинки стали шире.
Схватив шоколадку, мальчик снова спрятал лицо за капюшоном, низко опустив свою голову, и в следующую секунду выскочил за дверь на улицу.
- Зачем ты отпустила этого мелкого вора? - возмутилась Юля, сроследив всю ситуацию до конца из-за прилавка напротив.
Алла подошла к стеклянной двери магазина и ещё какое-то время наблюдала за тем, как фигурка быстро удаляющегося мальчика становится всё меньше.
- У него очень красивые глаза.
Тем же вечером по окончанию рабочего дня Алла имела удовольствие снова их увидеть.
Тогда был октябрь. Время перевалило за семь, и сумерки опустились на город. В коротком пальто тёмного красного цвета, с тёплым шарфом на шее, в изящных полусапожках на каблучке, Алла вышла из магазина и, изменив своему обыкновению, решила прогуляться до дома пешком. Она прошла половину своего пути, когда в лучах едва мерцающих над мостом фонарей заметила невысокую, нескладную фигуру. Чёрный силуэт вырастал из перил, и, подойдя ближе, Алла узнала в нём того самого мальчика с синими глазами.
- Тебе повезло, что я проходила мимо, - произнесла она доброжелательно.
Мальчик вздрогнул и едва качнулся вперёд, после чего, всё-таки удержав равновесие, обернулся. Секундный испуг в его большущих глазах быстро сменился смущением. Напряжённые плечи слегка расслабились. Он смотрел на Аллу и, словно чего-то ожидая, не спешил отворачиваться.
- Слезай, - попросила женщина, кивая головой и делая шаг назад.
Ветер трепал её пышные кудряшки, вздувал куртку на спине у мальчика, как мыльный пузырь, и казалось - вот-вот смахнёт его самого с перил, тот полетит вниз, в воду и исчезнет в темноте её беспокойных глубин.
Но этого не произошло. И мальчик прытко соскочил на твёрдую поверхность. Только теперь Алла облегчённо выдохнула, прикрыв глаза. Спустя секунду, поправив волосы и сняв перчатку с правой руки, она снова улыбалась, протягивая мальчику ладонь.
- Пойдём со мной. Я напою тебя чаем, хочешь? У меня дома есть много разных вкусностей, и тебе не нужно красть, чтобы получить их...
В маленькой квартирке было очень уютно и чисто. По батареям циркулировало приятное тепло. Алла помогла мальчику снять куртку и немного огорчилась, когда из-под капюшона показались пшеничного цвета пряди.
- У моего мужа были чёрные волосы, - сказала она, зажигая конфорку и опуская на огонь чайник с водой. - Чёрные, совсем как зола, но с синеватым отливом.
Её глаза затянула серая пелена воспоминаний, и на лице изобразилась грусть, но Алла не переставала улыбаться своим воспоминаниям.
- И где теперь Ваш муж? - спустя несколько минут глухого молчания осмелился спросить мальчик.
Алла дёрнулась и посмотрела на него так, словно не ожидала здесь увидеть. Придя в себя, она оторвалась от шкафчика, возле которого стояла всё это время, и села за стол рядом с мальчиком.
- Он сейчас с другой женщиной, - вздохнула она. - Что ж, надеюсь, он счастлив... Хочешь есть?
Мальчик неуверенно кивнул, но через мгновение охотно уплетал за обе щёки варенье из банки.
- Что ты делал на том мосту? - спросила Алла, заглядывая мальчику в глаза - в тепле, при мягком комнатном свете их цвет стал ещё более насыщенным.
- Хотел умереть, - пожал плечами мальчик, ни на секунду не задумываясь над смыслом своих слов.
- Хотел умереть, да?.. - вдумчиво повторила Алла, понизив голос.
Красивые длинные пальчики её правой руки дёрнулись возле тёплой чашки, и она накрыла их другой ладонью. Облизнула губы, удобнее устраиваясь за столом.
- Почему? Что-то плохое случилось?
Нотки фальши проскользнули в её вопросе, но мальчик этого не заметил. Он чувствовал себя всё более уверенно и свободно и снова пожал плечами в ответ на вопрос. Его глаза были опущены в стремительно пустеющую банку.
- Ты не хочешь отвечать?
Реакции не последовало, и, резким движением выбив банку из рук мальчика, Алла уцепилась пальцами в его подбородок.
- Смотри на меня, когда я с тобой говорю, - холодно процедила она, держа лицо мальчика прямо перед собой.
- Мне больно, - пропищал тот, испугавшись.
Глаза у него снова увеличились, с каждой секундой всё больше гипнотизируя гостеприимную хозяйку своей синевой.
- Неужели так сложно вести себя прилично! - Внезапно она закричала и, соскочив со стула, принялась ходить по кухне, подолгу замирая у мальчика за спиной. - Разве я о многом прошу? Всего лишь смотреть на меня во время разговора!
Мальчик сидел неподвижно и боялся шелохнуться - испуг сковал его тело. Он молчал, но отсутствие ответов ещё больше выводило Аллу из себя.
- Я пойду лучше, - в конце концов выдавил мальчик и уже сполз с табуретки, но цепкие пальцы женщины тут же обвились вокруг его горла и вжали в стену.
- Куда? - тихо спросила она, вглядываясь в побелевшее от страха лицо. - К ней?
Алла приблизилась к мальчику. Её глаза теперь выглядели совсем обезумевшими.
- Ты всегда был жадной тварью, Антон, и одной меня тебе всегда было мало.
Мальчик старательно втягивал воздух в лёгкие, открывая рот, как выброшенная на берег озера рыба. Но его сознание постепенно становилось мутным, силы покидали без того ослабленное тело, и скоро он уже едва мог понять, что с ним происходит.

URL
2012-10-24 в 03:14 

- Смерть - лучший из всех костюмов, что ты когда-либо примерял...
Растягивая губы в самой уродливой из своих улыбок, Алла смеялась мальчику в лицо, пока свет в его пронзительно синих глазах не погас и они не стали безжизненно-серыми.
- Тебе идёт...
В ту же ночь Алла и Вера Николаевна снова встретились.
- Как же так, девочка моя?..
От прежнего энтузиазма Веры Николаевны почти ничего не осталось - "почти" потому, что она всё-таки пришла.
Минуло шесть месяцев, но в памяти женщин точно сохранилось то место, где был захоронен муж Аллы. Новую яму они копали в двух шагах от предыдущей.
- Вера Николаевна, Вы очень хороший человек. Спасибо за то, что снова меня спасаете. Вы, безусловно, делаете благородное дело. Ведь Вы понимаете, что всё это случайность. Это проклятый дух моего мужа не даёт мне покоя! Он с того света пытается испортить мне жизнь и упечь за решётку, наставляя на неверный путь! Спасибо за то, что относитесь ко мне с пониманием. Вы знаете, у меня нет матери. Так вот, вы давно стали ею для меня.
Алла снова была спокойна и уверена в себе - остатки сумасшествия сошли ещё в полночь, когда она твёрдой рукой набирала на кнопочном телефоне домашний номер Веры Николаевны. Теперь было около трёх часов ночи. Алла снова улыбалась и легко манипулировала женщиной - та 20 лет пыталась забеременеть, пока не узнала, что её муж бесплоден.
И слова Аллы в который раз стали успокоительным лекарством для Веры Николаевны.
- Да, девочка моя, я очень тебя понимаю... - соглашалась женщина.
Спустя неделю ей начнёт сниться мёртвый мальчик с пустыми глазами. А ещё через пять месяцев в кондитерском магазине на Восточной улице, где работает очаровательная женщина с приятной улыбкой и весёлыми кудряшками, появится высокий юноша с чёрными волосами. Чёрными, как зола, и с синеватым отливом. А Вера Николаевна снова поверит, что всё будет хорошо.

URL
   

Униженные и оскорбленные

главная