Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:29 

Hot Fest 2H-183

Cold Fest
Фест с изморозью
Real Life. Две близняшки-девочки | близнецы-мальчики. Играть в старинном доме, ходить сквозь зеркала. "Кого ты видишь, себя или меня? Если угадаешь - победил, а если нет..." А+

@темы: real life

URL
Комментарии
2012-05-03 в 18:41 

1113 слов

1991
Они приходят из зеркала – изнутри. Нет, они могут появиться где угодно: в плетении бархатных теней на стенах, в витиеватой росписи весеннего ливня на оконном стекле… Эбби постепенно начала выделять их очертания в изменчивой мозаике мира. И даже научилась их различать. У той, которую остальные называют Бет, странная - можно ли сказать «морозно-прозрачная»? - улыбка. И очень тяжелый взгляд. А Ральфу нравится играть с цветными стеклышками. На закате – когда все вокруг буквально тонет в волнах золотистого сияния, и кажется, что еще немного, и воспламенится сам воздух – Эбби иногда думается, что, наверное, это Ральф перебирает сейчас свои сверкающие осколки, ловит ими зазевавшиеся ленивые солнечные потоки, а потом выпускает – все разом. Так, что воздух звенит, и все дневные краски будто смывает яростной мощной волной. Фонтан солнечных искр в ладонях Ральфа.

Они принадлежат зеркалу – этому самому старинному зеркалу, что пылится на чердаке вместе с прочим хламом, оставшимся от прежних владельцев дома. Здесь прячется Эбби. Обломки мебели используются в качестве стройматериала для баррикады перед дверью.

В прошлый раз Эбби зубами впилась в руку своего отца. Это было инстинктивной реакцией загнанного в угол зверя – драться до последнего. Никаких планов, никакого подсчета своих шансов – только агрессия в ответ на агрессию. Дерись, пока еще можешь драться.
*******

1941
Маятник часов педантично отмеряет время – до чего, если вдуматься, бессмысленное это занятие.
Миссис Корнуэлл рассеянно перебирает бумаги: письма, телеграммы… вот и сегодняшняя газета. Вести из Лондона…


…Мюриэл, ты опять все перепутала, а я тебе говорила…


От племянниц миссис Корнуэлл столько шума. Бет и Мюриэл – дочери Кэролайн Корнуэлл, сестры-близняшки. И местное стихийное бедствие.


…Это было не по правилам. Мы же договорились…


Кэролайн… О чем она думала, так цепляясь за остатки своей лондонской жизни, почему не уехала сразу же, как только объявили эвакуацию?
Мюриэл до сих пор кричит во сне. А рисунки Бет – ладно бы еще немецкие бомбардировщики над городом, такое было бы понятно, но это… Детские рисунки не должны быть такими. Такими бездонными. Вызывающими головокружение и слабость в ногах. Затягивающими внутрь.


…Он упал и разбил коленку. Этот Ральф…


Миссис Корнуэлл автоматически прокручивает в памяти образы всех местных сорванцов и не может припомнить никакого Ральфа. Впрочем, сейчас кругом такая неразбериха…
Маятник часов педантично отмеряет время, а время сворачивается клубком в кресле напротив и с любопытством взирает на это странное тикающее человеческое приспособление.
Миссис Корнуэлл торопливо складывает документы и велит дворецкому распорядиться подать автомобиль.
Шорох бумаги. Мерный скрип половиц под ногами.
Какой-то Ральф, разбивший коленку…
*******
- Кого ты видишь, себя или меня? Если угадаешь - победил, а если нет...
Они никогда не заканчивают эту фразу. Традиционно считается, будто страх перед неизвестным – худший из возможных страхов. Неясно, правда, что обо всем этом думали те, кто в итоге встретился с причиной страха лицом к лицу и понял, что сбежать не удастся. И все же…

Когда только-только начинаешь проваливаться в сон, когда балансируешь на границе реальности, окружающий мир порой меняется до почти полной неузнаваемости. Кусочки мозаики с мягким шорохом перестраиваются в некий иной порядок – возможно, на какой-то миг мы видим мир таким, каков он есть на самом деле – в этот момент любая незначительная деталь, случайная прореха в полотне мира, способна исказить пространство. Колеблющиеся тени в складках драпировки – это всего лишь сквозняк из-под неплотно прикрытой двери, вот только в эту самую минуту ты точно знаешь, что там, в тенях, может оказаться все что угодно.

«Мюриэл, угадай, кого ты видишь», - Бет скользит в зеркалах отсветом золотистой молнии, а ее голос разносится… нет, рассыпается по комнате подобно сверкающей стеклянной крошке. Это совсем несложно – войти в зеркала. Сложно другое: не забыть, какому из двух миров ты принадлежишь. Если заблудишься, если запутаешься в повторяющих друг друга отражениях Зеркальной комнаты, то…

То просто получится, как с Ральфом и Родериком.
Они приходят из зеркал – изнутри. Они балансируют на границе, отделяющей наш мир от мира отражений. Они тоже играют в Зеркальной комнате, а вот по-настоящему войти в мир Бет и Мюриэл, присоединиться к девочкам за ланчем и попробовать восхитительное печенье, которое готовит старый дворецкий Перкинс, они не могут.
Пересечь зеркальную границу можно лишь один раз.
Только Бет и Мюриэл видят и слышат зазеркальных мальчишек. Тетушка Дженни их не замечает. Даже Перкинс – это Перкинс-то, от взгляда которого до сих пор не удалось укрыться ни одной пылинке – не догадывается об их существовании. И миссис Корнуэлл, и дворецкий давно усвоили: если есть отражение, то есть и тот, кто отражается; если есть тень, то есть и тот, кто эту тень отбрасывает. Чем искуснее мы в обращении с простым, видимым, миром, тем менее восприимчивы мы ко всем колебаниям в энергетическом полотне реальности.
Ральф и Родерик похожи друг на друга, как эти два мира по обе стороны зеркала, но Бет уже научилась различать ребят. Озорной и непоседливый Ральф носится по дому, как комета. Где только ни натыкаются на него сестры. Один раз Бет заметила отражение Ральфа на дне собственной чайной чашки, после чего дулась на мальчишку два дня кряду – в воспитательных целях.
А у Родерика очень странная - можно ли сказать «морозно-прозрачная»? - улыбка. И тяжелый взгляд.

«Угадай, кого видишь…» - Бет вздрагивает, встретив в одном из множества отражений полный ужаса взгляд сестры.
- Нет, только не они… Это не они, их не может здесь быть… - Мюриэл задирает голову. И смотрит куда-то сквозь потолок.
«Что там происходит? Мюриэл, если это такая уловка… - сердито начинает Родерик, но тут же осекается – теперь он тоже слышит сирену. – Самолеты?.. Прячьтесь!»

Проходить сквозь зеркало – это похоже на медленное погружение в прохладную озерную воду. Только в этом случае кажется, будто вода проходит сквозь тебя. Зеркало проходит сквозь тебя.

Ральф разглядывает свои цветные стеклышки внимательно и, как будто, чуть удивленно.
Фонтаны искр, эссенция огня - жар, скрученный и сжатый до твердого состояния – гейзер багрового пламени из ладоней Ральфа…
*******
Пожар потушили довольно быстро – дворецкий Перкинс был не из тех, кто легко теряет голову в экстремальной ситуации, и, кроме того, он оказался непревзойденным организатором.
Бет и Мюриэл так и не нашли – ни живыми, ни мертвыми. Никто не видел, как они покидали дом, никто не представлял, куда они могли убежать. Добровольцы обследовали все окрестности – безрезультатно. Один из поисковиков обронил, что помнит, как кто-то ему рассказывал о большом пожаре, случившемся в этом же самом доме лет пятьдесят назад – вроде бы тогда без вести пропали двое мальчишек.
*******

1991
Старая лестница надрывно стонет под тяжелыми шагами.
«Там твой отец? – Родерик хмуро оглядывает импровизированную баррикаду перед дверью. – Это не выдержит. Нужно прятаться».
Внизу работает телевизор. Диктор бодро вещает что-то о курсе американского доллара. Где-то сейчас люди смотрят новости, планируют уик-энд, отчитывают собаку, устроившую раскопки на газоне…
А голос Родерика будто пробивается сквозь радиопомехи:
«Эбби, прячься!»

Проходить сквозь зеркало – это похоже на медленное погружение в прохладную озерную воду. И чудится, что вода вот-вот растворит тебя, как кусочек рафинада.

Ральф внимательно рассматривает горсть цветных стеклышек, а затвердевший воздух гнется и трещит от напряжения.
Эссенция огня – сжатый смерч исчерна-багрового пламени в ладонях Ральфа…

URL
2012-05-03 в 22:39 

таракан Карлос
Запрись и забаррикадируйся шкафом от хроноса, космоса, эроса, расы, вируса. © И. Бродский
О-о-о... *___________* Ва-а-ау...
*абонент временно недоступен*
...
Уф, я в порядке. В весьма относительном порядке. :mosk:
О, это описание прохождения сквозь зеркало! О, это встревоженно-настойчивое "прячься"! Эти цветные стеклышки, этот гейзер-смерч багрового пламени из ладоней!... *абонент временно недоступен*
...
Я снова тут. Больше постараюсь в неадекват не уходить) И, пожалуй, закончу с перечислением особо впечатливших моментов... Разве что эти повторяющиеся каждые несколько лет ситуации, вначале с мальчишками-близнецами, потом с Бет и Мюриэл, и, наконец, с одной лишь Эбби... :crazylove:
Великий Один, я такой сюрреалистичной психоделики месяцев пять не встречал! *_*
Автор, люблю вас :heart:

2012-05-03 в 22:55 

Спасибо )
Автор "Пратчеттозависимый", от описаний Пратчетта сам порой бывает в таком состоянии )

URL
   

Униженные и оскорбленные

главная